Интересное:

Ладожские «Большие дома» и приладожские «Дома мертвых»

09-02-2017

Изучение погребальной обрядности Приладожской курганной культуры, осуществленное автором в 1970-е годы, выявило следы, позволившие предположить возможность наличия среди относимых к ней памятников сооружений типа «домов мертвых» (курган I у дер. Залющик из раскопок Д. Европеуса). Обнаружение же и раскопки в 1975 году квадратных в плане насыпей (первоначально скорее всего заполненных грунтом срубов) с очагом в центре погребальной площадки, разделенной на мужскую и женскую половины (могильник у дер. Карлуха на р. Ояти), уже прямо указывали на существование в юго-восточном Приладожье и на прилегающих к нему территориях новой достаточно многочисленной группы памятников, — деревоземляных погребальных сооружений, — по-видимому представляющих собой одно из звеньев типологической цепи, связывающей приладожские курганы и «дома мертвых» позднедьяковских поселений.

В 1982 году такого рода сооружение с хорошо сохранившимися деревянными остатками было раскопано А. Н. Башенькиным на р. Суда. В течение последующих лет там же и на территориях к югу от этого района обнаружился, в том числе и на поселениях, целый пласт погребальных древностей второй половины I—начала II тыс. н. э., определенно связанный с традицией захоронения умерших в «домах мертвых». Нельзя оставить без внимания и то обстоятельство, что в открытых А. Н. Башенькиным памятниках, в случае наличия ритуальных очагов и кострищ, отсутствует устойчивая привязанность их к центральным частям сооружений и не прослеживается, как правило, деление погребальных площадок на мужскую и женскую половины.

В целом, эволюция памятников, представляющих традицию захоронения умерших в «домах мертвых» на территориях, непосредственно прилегающих к юго-восточному Приладожью, может быть охарактеризована как постепенное исчезновение внутри сооружения незаполненного грунтом пространства и приобретение им все более курганообразного облика. При этом следует заметить, что существенное влияние на процесс эволюции памятников в рамках интересующей нас традиции оказывало соседство и взаимодействие обитателей данных территорий с появившимся здесь во второй половине I тыс. н. э. населением, оставившим длинные курганы и сопки.


Смотрите также:
 Военная история Старой Ладоги в XIV-XVII вв.
 Ладожские «Большие дома» и приладожские «Дома мертвых»
 Древние могильники – источник информации о прошлом
 Связи между Скандинавией и Поволховьем по керамическим материалам
 Князь Рюрик и Рюриковичи

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: