Интересное:

Дальневосточная группа

21-04-2017

Ее принимали на борт два больших японских транспорта, зафрахтованные генералом Глебовым, а также суда Сибирской военной флотилии. Казачьи части и обозы спускались по Алеутской улице к Эгер шельдским причалам, где и шла погрузка. «На подъездных путях, на прилегавших улицах, в товарных вагонах, на самых пристанях, — всюду кишмя кишела лохматая казачья толпа, — вспоминал М.В. Щербаков. — Ободранные, изможденные женщины и босые ребята продавали наперебой как свой домашний скудный скарб, так и не слишком благоприобретенное в последнем отступлении имущество. Все это перегонялось главным образом на спирт, который пили здесь же, по-сибирски: живьем, не разбавляя водой. Весь Эгершельд представлял собой гигантскую барахолку, где можно было купить по полтиннику за аршин английский офицерский шевиот из разбитых накануне казаками интендантских складов на Чуркине . Казаки, жуя хлеб, терпеливо ждали посадки». По-видимому, многие чины Дальневосточной группы продали во Владивостоке своих коней, ведь моряки соглашались грузить их только после споров, с неохотой, в виде исключения, ведь суда и так были переполнены людьми.

Во второй половине дня и вечером 24 октября транспорт с глебовцами собрались в бухте Посьета. Значительная часть дальневосточных казаков, в том числе все конные, высадились с семьями, лошадьми и вещами на берег и расположились гигантским табором между фанзами поселка. Было холодно, а топливо отсутствовало. На костры пошли не только посьетские заборы, но и зеленые казачьи сундуки, которые хозяева раскалывали тут же о землю или о прибрежные валуны. Голодные люди начали рыскать в поисках пищи. Но в местных китайских лавках никакого продовольствия не осталось. Все было куплено и съедено первой волной отступавших: чинами Поволжской и Сибирской казачьих групп. В Посьете глебовцы нашли только обилие сули. М.В. Щербаков свидетельствовал: «На берегу, в зареве казачьих костров, телеги с задранными оглоблями, военные двуколки, ржущие низкорослые кони и сами казаки мешались в черную, шевелящуюся и примолкшую кашу. Даже ребята притихли. Всюду шел оживленный торг бельем и вещами из Чуркинского интендантства: нужны были иены на корейскую сивуху, которая продавалась в каждой фанзушке. Однако и торговались, и пили тихо; над всем табором чувствовалась придавленность


Смотрите также:
 Тактика ассимиляции
  О Леопольде
 Самые впечатляющие события 1848-1849 годов
 Банковские кредиты в Италии
 Греческие влияния

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: