Интересное:

Ладожские «Большие дома» и приладожские «Дома мертвых»

12-11-2016

Идея сходства внутреннего устройства курганов Юго-Восточного Приладожья и жилищ его древних обитателей принадлежит еще А. А. Спицыну. В конце прошлого столетия в своих «Дополнительных замечаниях» к опубликованному им исследованию этих погребальных памятников Н. Е. Бранденбург высказал предположение об имитации приладожскими курганами «жилищ-юрт» с очагом в центре и делением на мужскую и женскую половины. Позже в советской историко-археологической науке, отчасти на этой основе, сложилось представление, согласно которому смысловым стержнем приладожской погребальной обрядности является, достаточно широко распространенная, идея создания дома для умершего. Конкретный прообраз его многие исследователи, вслед за В. И. Равдоникасом, видели в «больших» ладожских домах с очагом в центральной части жилого помещения. Таким образом, одним из главных факторов, оказавших влияние на формирование специфики погребальной обрядности и связанных с ней особенностей внутреннего устройства приладожских курганов признавалась территориальная и культурная близость раннесредневековой Ладоги. Изложенную точку зрения вплоть до недавнего времени разделял и автор этих строк.

Между тем, еще в 1935 году П. Н. Третьяков при раскопках городища «дьякова типа» в устье р. Сонохты, притоке Верхней Волги, открыл наземное срубное погребальное сооружение, тогда же получившее название «домика мертвых» и датированное исследователем серединой I тыс. н. э. Следующая такого рода находка была сделана лишь спустя 30 лет. В 1966 году на позднедьяковском городище близ Саввино-Сторожевского монастыря под Звенигородом было раскопано еще одно погребальное сооружение, уже определенно связавшее «дома мертвых» с дьяковским или генетически и культурно близким ему населением.

Повторное обнаружение на городищах середины I тыс. н. э. «дома мертвых», даже принимая во внимание находку в центральной его части, смещенных ко входу остатков костра, называемых исследователями «открытым очагом», тогда, в начале 70-х годов, казалось все же недостаточным основанием даже для рассмотрения этих памятников и приладожских курганов рубежа I и II тыс. н. э. в рамках одной погребальной традиции. Попытка же ревизии или уточнения исходя из этих взглядов на связь особенностей ладожского домостроительства и специфических черт внутреннего устройства погребальных сооружений в юго-восточном Приладожье выглядела бы тем более неубедительной.


Смотрите также:
 Ладожские «Большие дома» и приладожские «Дома мертвых»
 Св. князь Александр Невский
 Исследования С.Н.Орлова в урочище Сопки
 Средневековый могильник на Земляном городище Старой Ладоги
 К вопросу о взаимосвязи фресок Готланда и Древней Руси

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: